please wait, site is loading

Kripto Web

Мы терпим, потому что мы – азиаты

>

Политолог Расул Жумалы: «Если оппозиция ослабнет, исчезнет, вот тогда будет страшно»

На уходящей неделе в Алматы прошел «круглый стол» по подготовке к Общенациональному Курултаю. Форум собрал на свое обсуждение множество политиков, общественных деятелей и представителей экспертного сообщества. Удивительный факт в том, что за стол переговоров сели ранее чуравшиеся общества друг друга люди, с разных сторон политических или иных баррикад. В числе участников встречи был и известный казахстанский политолог Расул Жумалы, к которому мы обратились с просьбой прокомментировать происходящее. 

Расул, со стороны было удивительно наблюдать такой богатый кворум и настолько живое обсуждение темы Курултая и того, как наше государство будет жить дальше после Назарбаева. Скажите, есть ли практический смысл от таких форумов?

– Ни одно государство не может остановить время, зафиксировать его. Все течет, все меняется, и то, что происходит в других странах, транзитных государствах, заставляет задуматься политически активную часть нашего общества о том, куда мы движемся, что с нами будет, насколько сильны институты преемственности власти, которые сейчас существуют.  

Это вполне востребованное обсуждение, чтобы постараться заглянуть в перспективу, что ждет Казахстан через 5, через 10 лет. Лично я являюсь сторонником того, чтобы наше государство и общество развивалось эволюционным путем, не революционными скачками, без потрясений. Ведь любая революция – это огромный кризис для любого государства. И коль скоро такие обсуждения идут, это полезно, здесь обсуждаются пути эволюционного развития событий.

Вас не удивил кворум и разношерстность спикеров на «круглом столе»?
 

– Тенденция, что демократические силы начали объединяться, уже налицо. И к этому движению уже присоединяются ранее пассивные круги. Я имею в виду старшее поколение, творческую интеллигенцию, деятелей культуры. Здесь, вы знаете, можно констатировать, что протестные настроения в Казахстане усиливаются. Это факт. Если раньше протесты изъявлялись отдельными категориями граждан – владельцы «праворулек», дольщики, ипотечники – все это было фрагментарно. И большинство населения относилось к этим протестам индифферентно. Но сейчас складывается ощущение, что все большее число граждан начали ощущать на себе все минусы принимаемых политических решений. Тот же самый Таможенный союз. Люди на себе ощутили, что растут цены, машину ты уже просто так не купишь и не пригонишь, инфляция растет. То есть обещанные от Таможенного союза выгоды сказались на народе с точностью до наоборот. При этом есть, на мой взгляд, такие вопиющие вещи, подтверждающие еще большее удаление власти от народа. Выкладки госкомстата у обычного человека вызывают оторопь. Скажем, фиксация уровня прожиточного минимума на уровне в 16 тысяч тенге – это, мягко говоря, неадекватно. Это явно не соответствует действительности. И именно такие решения, которые невозможно постичь здравым умом, и такие моменты еще более наращивают протестность настроений населения.

Но на «круглом столе» неоднократно высказывалась мысль, что обсуждение ведется для того, чтобы переход от существующей модели в будущее произошел максимально мягко, без надрыва. И куда денутся протестные настроения? 

– Есть такая поговорка: если Всевышний хочет наказать человека – он лишает его разума. И мне кажется, что в Казахстане еще далеко не исчерпаны возможности, шансы развивать наше государство эволюционным путем. Да, есть некоторое неверие части наших граждан, которые считают, что только какими-то жесткими мерами можно добиться успеха. Но примеры многих государств, в том числе арабских, которые пережили волну потрясений в прошлом году, показывают, что судьба государства должна быть заботой не только экспертов и политиков, но и всего общества. Требуется политическая, гражданская активность, но это же должно являться предметом серьезных размышлений для власть имущих.

Но при всей той протестности, о которой вы говорите, расстрел мирных казахстанцев в Жанаозене хоть и вызвал возмущение и акции протеста, но в них приняли участие лишь несколько сотен человек. В чем проблема?

– Да, это очень интересный момент. Настолько резонансное событие, как Жанаозен, а до этого был ряд террористических атак. В большинстве других государств на постсоветском пространстве, наверное, это вызвало бы куда более массовую реакцию, массовые вопросы. Но в Казахстане этого не произошло и не происходит. Я считаю, что причина не в том, что наш народ недостаточно информирован, не знает, что происходит, не осведомлен о процессах на политической кухне.

Мне кажется, что как раз таки наш народ достаточно грамотен и хорошо разбирается в перипетиях. Мне приходится бывать и в аулах, и на селе, я общаюсь и с пожилыми людьми, и с пенсионерами, и они там очень хорошо «секут», что происходит. Прекрасно понимают, умеют читать между строк, как в свое время в Советском Союзе. Так что вопрос тут не в информированности, а скорее, в ментальности, присущей азиатским народам. Это терпение, отношение к верховной власти как к чему-то сакральному, почитание вышестоящего начальства, которое, возможно, у нас складывалось даже не десятилетиями, а веками.

Здесь также сказывается 70-летний период советского тоталитаризма. Особенно было трагично для казахов в 20 – 30 годы, когда мы лишились практически всей интеллигенции, всей культурной элиты, которые были просто-напросто репрессированы. То есть в сердцах и умах у нас сидит страх – страх, что любая форма инакомыслия, свободомыслия может иметь какие-то негативные последствия. И новейшая история Казахстана изобилует примерами, которые не позволяют гражданам открыто, честно высказывать свое мнение.

Когда и как мы это изменим?

– Вопрос очень сложный. Попытки были еще в конце 90-х, тот же Кажегельдин. 2001 год, когда определенная часть молодой плеяды бизнесменов, топ-менеджеров, высокопоставленных чиновников создала Демократический выбор Казахстана. Затем, в течение начала двухтысячных, проходили всяческие формы объединения партий, слияния, акции, но они не смогли повести за собой большую часть населения. Во-вторых, наша оппозиция разобщена. Есть конструктивная оппозиция, есть внесистемная – разные формы оппозиции, но даже эти незначительные силы не могут объединиться, перебороть свои амбиции, капризы и начать действовать в едином ключе. Третья причина, как мне кажется, лежит в какой-то «элитности» оппозиционного движения, которое вращается в своем собственном кругу, проводит «круглые столы», интеллектуальные, мозговые штурмы, но они далеки от народа. Они не работают даже в крупных городах, кроме Алматы и, может, Астаны. По моему мнению, они сельские местности и областные центры работой не охватывают. Массы у нас информированы, но неорганизованны. Кроме того, можно отметить отсутствие в рядах оппозиции харизматичных, ярких лидеров, которым бы люди доверяли. Есть немало партий, но у некоторых их лидеров зачастую подмоченная репутация. Есть еще какая-то инерционность. То есть имеет место факт, что ту или иную партию сформировали бывшие чиновники. И к ним нет особого доверия, потому что они сами вышли из той шинели, и, возможно, что все, чего они хотят, это дойти до власти, чтобы продолжить обогащаться. Хотя я не считаю, что большинство нынешних оппозиционеров грезит именно этим. Ими движут более патриотические помыслы в интересах государства.

И как из этого болота вылезти?

– На мой взгляд, единственное, что можно сделать, это сомкнуть ряды. Где-то наступить на горло своим амбициям, обидам, междусобойчикам, ведь речь идет о судьбе страны, и нужно объединяться. Кроме того, и для государства наступает время, когда оно должно, наконец, понять, что врагов следует искать не в стане оппозиции.

Та оппозиция, которая у нас есть, пока еще является выразителем общественных настроений, работает сугубо в конституционном поле, не преступает закон. Власть имеет опыт взаимодействия с такой оппозицией и должна лелеять, поддерживать эту оппозицию. Но сейчас, наоборот, идет какая-то поляризация, навешивание ярлыков, и эту оппозицию пытаются отодвинуть в сторону. Но давайте подумаем, что может произойти, если такой оппозиции не станет. Ведь неудовольствия просто так не прекратятся, а, скорее всего, мы окажемся свидетелями обострения протестных настроений, как это произошло в Жанаозене. Семь месяцев тот протестный потенциал удерживался в правовом поле именно лидерами забастовочного движения. Но забастовку обезглавили, посадив, осудив лидеров, и протест вылился в кровопролитие. Конечно, это не единственная причина, есть еще множество других, они уже озвучены множество раз, повторяться не буду. Вот именно такую, существующую оппозицию надо беречь, не искать врагов. Если оппозиция ослабнет, исчезнет, вот тогда будет страшно.

Беседовал Марат Усманов